Бумажный самолет (verola) wrote,
Бумажный самолет
verola

Ковыряться на уровне Египта

Лично я много лет искала страну максимально похожую на Россию. Это один из стандартных приемов научного подхода к изучению сложных систем — найти похожую систему, чтобы хоть что-то понять. Венесуэла? Очень много похожего — но там совсем другой уровень свободы и демократии.. Иран? Но русские самая нерелигиозная нация в мире.. Совсем точных аналогов, конечно, нет.

Но вот отличный кандидат.

Но все чаще и чаще мне казалось — Египет. Египет — где вроде есть выборы, но на выборах президент никогда не менялся ни разу. Египет — где вроде бы капитализм, но при этом стагнация и застой во всех сферах жизнь. Египет, где было изобретено само понятие "жирные коты", которое идеально описывает российскую элиту.

Поэтому обалдела увидев великолепную статью Мовчана — Мы будем ковыряться на уровне Египта. Привожу текст с минимальным форматированием. ППКС. Подписываюсь Под Каждым Словом.

В последнее время, особенно по мере развития структурного экономического кризиса в России после 2013 года, стало модно спрашивать: когда же будет принята хоть какая-то программа реформ в экономике. Есть ли какие-то признаки, что именно собирается менять власть.

Но само наличие такого вопроса в повестке дня в течение многих лет подсказывает ответ – власть не собирается менять ничего. Позиция обитателей Кремля за последние 5-6 лет проявилась достаточно четко: во главу угла поставлена стабильность (и самой власти – в первую очередь, и экономического пространства страны); развитие считается целью второстепенной и на данном этапе недостижимой без ущерба стабильности. С «властной колокольни» страна находится во вполне приемлемом состоянии (сами посудите, ВВП 9000 долларов на человека, как в Китае, в 2 раза больше чем на Украине; резервы растут; все формы долга невелики; рубль крепок; несколько тысяч приближенных зарабатывают ежегодно десятки и даже сотни миллионов долларов; положение на международной арене определилось, и оно устраивает и Россию, и ее главных партнеров – ЕС и США). Мы будем жить, как мы живем, потому что нам так жить хорошо и – не дай Бог! – как-нибудь по-другому. В российском обществе сейчас запрос не на реформы (с этим словом ассоциируются голодные 90-е годы), а на стабильность. Конечно, стабильность в России сегодня равносильна ползучей рецессии – даже в 2017 году, когда нефтяные цены выросли на 30%, ВВП прибавил только 1,5% – то есть не нефтяная его часть рухнула примерно на 3%. Жить будет становиться труднее – но медленно. Мы будем продолжать поднимать налоги (по чуть-чуть), будем продолжать сокращать социальное обеспечение, будет падать уровень госуслуг, образования, медицины, но мы будем защищать статус-кво, пользуясь флуктуациями в цене на нефть. Нефть поднялась в цене, значит, нам опять жить получше; в этом «получше» мы и будем находиться, пока цена на нефть опять не упадет. А когда упадет, будем находиться в «похуже» и ждать, когда цена нефти вырастет.

Курс обозначен очень четко. Не надо обманываться кажущимся нам смыслом фраз Владимира Путина о том, что страна должна быстро двигаться вперед, что Россия должна отсечь все, что нам мешает двигаться вперед и т.д. Для Путина движение вперед – это движение к усилению стабильности. Вечная цель впереди – полная ликвидация всех рисков, заморозка всего, вечное правление в неизменной стране. И мы будем идти к этой цели, отсекая все, что нам мешает быть абсолютно стабильными.

Стабильность требует тотального контроля; полного отсутствия инициативы; феодальной пирамиды отношений (у нас ее называют вертикалью власти), позволяющей моментально заменить звено, угрожающее стабильности; стабильность в сочетании с демократией требует полной управляемости демократии, в которой оппозиция назначается таковой и действует согласованно с властью, мнения, даже противоположные, заранее утверждаются в администрации президента, а для отведения эмоций и сброса пара создаются фейковые революционеры, играющие роль отважных героев и при этом умело увлекающие потенциальных борцов со стабильностью за собой в изоляцию и компрометирующие и себя и саму идею борьбы вечной грызней, нелепыми заявлениями и диким поведением. Стабильность заставляет изолироваться от внешнего мира (как источника нестабильности) – меньше с ним торговать, меньше взаимодействовать, меньше у него учиться, меньше заимствовать, меньше ему давать, а больше замкнуться внутри себя, потому что здесь мы все контролируем и можем быть абсолютно стабильными.

Конечно, страна не может питаться нефтью. Нам все-таки нужно нефть преобразовывать в мясо, хлеб и сыр, как-то лечить людей, на чем-то ездить и т.д. То есть, разумеется, абсолютная стабильность есть только на кладбище. В России сегодня и в России завтра есть и будут очаги предпринимательства, научные исследования, новые разработки.

Вопрос вовсе не в том, есть у нас инновационные разработки или их нет. Конечно, есть. Но они есть и в Гвинее Бисау. Вопрос – в каком объеме?

Наш объем (индекс научной цитируемости – я его использую как очень косвенное свидетельство уровня инноваций, наукоемких процессов в стране, потому что лучшего нет) сегодня соответствует примерно Египту. В этом тоже некоторая стабильность. Нечего выпендриваться: больше мы всё равно не сделаем (потому что для этого нужно развивать международную научную кооперацию), но и меньше пока – тоже. Потому что если меньше, то совсем плохо – тогда мы начнем просто проваливаться. И уже не сможем ни здания строить, ни даже производить приемлемую еду.

Значит, будем как-то ковыряться на уровне Египта. И если все будет хорошо, продержимся на этом уровне ближайшие 10-15 лет. А если не очень хорошо, то провалимся еще ниже, на уровень Ливии…

Что касается уровня инноваций – у нас есть отдельные области, очень узкие, где мы пока играем на уровне не высшей, но первой лиги. Я бы назвал две: это более или менее простая военная техника (именно простая, потому что электронику для нее мы все равно закупаем) – велик запас, созданный в конце СССР, и программирование в широком смысле слова. Вот в этих двух областях мы держимся более-менее.

В военной технике – потому что это особенная любовь нашей власти, туда закачивается много ресурсов. А в программировании – потому что это область, которая волшебным образом не зависит от страны, никак не требует ни участия власти, ни помощи, не реагирует на попытки мешать… Математическая и физическая школы у нас очень хорошие еще со времен Советского Союза. Хотя мы уже, конечно, далеко не главный игрок на поле. Есть отдельные крохотные островки – в основном в химии и физике, но сегодня можно уже констатировать факт: Россия потеряла конкурентные позиции в наукоемких областях экономики, и процесс принял необратимый характер. Воссоздавать их придется с нуля.

А в остальных технологичных темах нас просто нет.

меня в ленту Оглавление и помощь — здесь
Tags: наши двойники, экономика, экономика 101
Subscribe

Posts from This Journal “наши двойники” Tag

promo verola july 24, 2016 21:00 302
Buy for 200 tokens
На картинке Жанна Ким. Когда спорят прекрасные дамы, а вы собираетесь вмешаться, выясните сначала какие силы стоят за каждой дамой, потому что беспризорными они бывают редко. Чтобы не оказаться со своим хвостом и копытом сатира перед 20-метровым Зевсом в лютом гневе. Акт 1. Наказать по…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 124 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Bestastromo

February 21 2018, 23:03:41 UTC 8 months ago

  • New comment
Такие статьи кажутся академичными и отвлечёнными, но практические выводы весьма живые и бьют больно серпом по шарикам.

Вот у меня друзья продали машину за 500 тыс. и на эти деньги открыли кафе-столовую с эконом обедами и банкетами. Свадьбы там, поминки, детские праздники. Пашут от зари до зари только сами, это самозанятость, даже не бизнес. Деньги заканчиваются, выручка не вытягивает даже в точку безубыточности. Причина - лютейшее падение потребительского спроса, как будто война началась. Заказчики экономят даже на хлебе. Я им говорил, купите валюту и сидите жопом ровно, сейчас сыпятся даже старейшие опытные игроки. Но нет, обожают солнцеликого, а он сказал - идём на радугу.

Моё убеждение, в ближайшие годы будут расти только услуги ультра эконом класса. Люди из супермакетов потянулись на рынки, за дешёвыми мослами, салом, обрезками, свеклой, картофаном. Не за ананасами. Там преуспеют продавцы, но не производители. Производить - трудно и очень дорого, тоговать просто, достаточно писать с коряво с ошибками.
Сети начали падать с грохотом. Они платят налогами миллиардов столько, сколько им рисуют на бумажке. Знаком лично с этой методикой. Нету денег - пусти себе пулю в лоб, слезам не верят. Отсюда цена закупки молока у фермера 15 руб., на полке - 70, разница "элитам". Поэтому государство ненавидит рынки, они не доибельны, их пытаются закрывать и сносить.

Ещё преуспеет похоронный бизнес, снова увидим их строящиеся дворцы-коттеджи, как в 90-х. Гаражный алкоголь будет в фаворе. На этом всё.
В лакшери сегменте выстоят только сильнейшие игроки, пытаться новичкам туда войти - ссать против ветра цунами.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →