Бумажный самолет (verola) wrote,
Бумажный самолет
verola

Алексей Кудрин и труп стюардессы

Андрей Мовчан — имхо лучший экономист современной России — рассказал в ФБ анекдот, который идеально предсказывает всё будущее экономических реформ режима. Поскольку согласна с каждой интонацией, текстом, подтекстом, запятой и восклицательным знаком, привожу текст комментария Андрея полностью.

Я человек обстоятельный - меня спросили, что я думаю по поводу возвращения старореформаторов, программ Кудрина и прочее - и я честно пишу большой материал про реформы, возможности и риски, и материал скоро выйдет.

Но когда я устаю писать, когда меня начинает раздражать оптимистическое "Как вы думаете, возвращение Кудрина знаменует начало реформ?", когда очередное СМИ сообщает о очередном успехе типа МС-21 или продаж зерна, превысивших продажи вооружений, мне хочется все бросить, и вместо большого текста написать в статье только этот старый анекдот, рассказанный мне моим одноклассником (Боря, спасибо!) - и возможно это будет самая короткая и самая точная статья в моей жизни.

Французский самолет без пассажиров терпит крушение на необитаемом острове. Первый и второй пилоты чудом спасаются, а стюардесса погибает.

На третьи сутки пилоты со словами "Ну в конце концов так больше нельзя!" все-таки закапывают труп стюардессы. Еще через трое суток, со словами "Нет, ну так больше совершенно невозможно!" они выкапывают труп стюардессы обратно.


[как показывает политическая практика, этот процесс может принимать бесконечный, циклический характер]

Tags: экономические прогнозы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Отношения с балериной

    Буква в букву мое, поэтому процитирую: Представьте себе человека, который: — начал правление с того, что даже не отменил дальнейших торжеств…

  • Китай откроется специально для Теслы

    Правительство Китая думает о существенном ослаблении правил на иностранных производителей автомашин. Похоже, что ослабление специально…

  • Памятник Калашникову — идеален

    А мне ОЧЕНЬ понравился памятник Калашникову. Скульптура просто вышла из кадра голливудского фильма про русских. Жирный человек, с короткими…

promo verola июль 24, 2016 21:00 362
Buy for 200 tokens
На картинке Жанна Ким. Когда спорят прекрасные дамы, а вы собираетесь вмешаться, выясните сначала какие силы стоят за каждой дамой, потому что беспризорными они бывают редко. Чтобы не оказаться со своим хвостом и копытом сатира перед 20-метровым Зевсом в лютом гневе. Акт 1. Наказать по…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Bestdiver61

June 17 2016, 06:22:23 UTC 1 year ago

  • New comment
Я вам расскажу, почему русскому человеку так трудно жить в Европе.
Точнее, почему я думаю, что ему тут делать нечего, пока ему не перевалило за пятьдесят. Или пока он не инсталлировал себе в мозг шэо‑метод. А вот почему.

Представьте себе, скажем, хоть Францию.
Что бросается в глаза в людях, когда немножко тут потусуешь?
Я вам скажу, что.
Скромность. Маленькие машинки. Велосипеды и мотороллеры. Маленькие квартирки с тонкими стенами. Простая одежда. Бутерброды с водой или дешевым вином.
Кафешки, где можно обойтись одним кофе за вечер.

(не все же романтика)

Эта скромность охватывает все слои общества, даже зажиточные. Показывать, что у тебя есть деньги, не принято. И не принято стесняться того, что у тебя их мало. Потому что ощущение, что у всех мало.
Это объединяет. Государство живет на зарплату, все платят налоги.

(сурово)

И вот, кстати. Если не говорить о скромности самих граждан (которая частью национальная гордость, а частью поза, хотя у французов поди пойми, как отличить одно от другого), то само государство в целом производит впечатление устроенного. Изобильнейшие магазины, бархатные дороги, ухоженность почти абсолютная, ну и вообще.

(очень удобно, да)

И вот у меня это все как‑то не вязалось. Но вчера, когда мы поехали в Эперне (столицу шампанского), связалось. Я понял, что желание иметь самый большой дом, самую дорогую машину, самые модные тряпки… оно не естественно для человека, как я раньше думал, а оно воспитано средой.

(это почти социализм)

Наши, открыв ресторан в Париже, сетуют, что все деньги уходят на разного рода выплаты, почти ничего не остается, чтобы открыть второй ресторан, разбогатеть, купить виллу и яхту, нанять персонал, управляющего, плевать в Средиземное море и не работать. Ну, так ведь так и правильно! В европейской модели нужно, чтобы хозяин был в ресторане, и чтобы он не на порше приезжал и уезжал, а на велике. Иначе это была бы не Европа, а что‑то другое.

(работай и отдыхай, и не жалуйся)

Здесь ты снимаешь маленькую квартирку и проводишь время в кафе. Или покупаешь вкусный багет за 1 евро и два куска прекрасной ветчины за 2 евро и делаешь себе бутерброд, который не сделаешь больше ни в одной стране мира, особенно если добавишь салата и сыра. Не нужно идти в магазин для богатых, потому что и в обычном супермаркете всего не перепробовать. Ну, и так далее. Ты не сам по себе, ты в поддерживающей среде.

(деньги разделяют, а кафе соединяет)

Понятно, что всегда есть противоположные примеры, особенно кто глубже погружен в эту самую среду (или кто вообще не погружен никак), но мне хотелось высветить принцип: европеец довольствуется малым. Вот почему неделями можно путешествовать и не встретить ни одного полицейского. Вот почему ты еще и не вышел на зебру, а машины уже встали. Вот почему все улыбаются. И вот почему обеды по два часа и после шести никто не работает. Эмоциональный аспект жизни гораздо слабее. Нацеленности на успех и на быстрые результаты нет.

(что явно положительно сказывается на качестве продуктов, кстати)

И вот почему нашему человеку тут жить так трудно — особенно в глубинке.
Трудно, потому что скучно. Словно тебя отправили на преждевременную пенсию.
Потому что без пыли в глаза нам никак, а пыль тут понимают именно как пыль. За счет чего на родине, например, чувствуешь себя намного более в своей тарелке.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →