Бумажный самолет (verola) wrote,
Бумажный самолет
verola

Category:

Мозг замминистра Текслера

Мозг Владимира Ленина после смерти отдали в музей для изучения. Не за тот мозг схватились, господа доктора, не упустите классического гения. У Алексея Текслера не очень русская фамилия — но работа мозга первого заместителя министра энергетики РФ настолько бесподобна, что просится в учебник, да не в один.

В декабре ряд покупателей российской нефти заявили об опасном падении качества российской марки нефти Urals.


Конкретнее, несколько европейских компаний, в том числе венгерская MOL и финская Neste, недовольны снижением качества поставляемой из России нефтяной смеси Urals, заявил глава ЛУКОЙЛ Вагит Алекперов.

В итоге Польша была вынуждена перенастроить свои заводы и вообще отказаться от Urals. Остальные страны пока что пытаются договориться.

Есть объективные замеры, которые показывают "содержание серы в нефти, поставляемой в Европу по трубопроводу «Дружба» и через терминалы в Усть-Луге и Приморске, превысило 1,5%. Плотность возросла до 31 градуса по шкале Американского института нефти (API). Эти показатели не соответствуют значениям спецификации американского информагентства Platt’s для сорта Urals. Согласно этому документу, содержание серы должно составлять 1,3%, а плотность – иметь значение 32⁰ API (865 кг/кубометр)."

Спросили об этом первого замминистра Текслера. Знаете, что он ответил?

"Угрозы снижения качества российской нефти нет". То есть ему говорят, что качество уже упало запредельно, что от этой нефти уже отказываются, и говорит это Алекперов, который тоже что-то знает немного про нефть. А Текслер — "угрозы снижения качества нет".

Разве не прекрасно обсуждение на таком уровне? Но стойте. "Угрозы нет", а высокосернистая нефть-то оказывается есть. Речь замминистра абсолютно превосходна дальше.

"Если мы увидим, что есть угроза снижения качества, то будет выделен отдельный поток такой тяжёлой сернистой нефти, и он будет реализовываться, продаваться отдельно...".
"Если сейчас выделим отдельный высокосернистый поток, в целом нефтяная отрасль получит меньше денег за счет дисконта на эту нефть, а Urals как был Urals, так и останется, государство налоги потеряет. Выделять до того момента, пока это будет реально необходимо, нет никакого смысла. Этот смысл будет только тогда, когда очевидно будет угроза превышения предельных качественных характеристик".

Перевожу, что говорит Текслер. Если перестать бодяжить Urals высокосернистыми примесями, то за Urals всё равно никто больше платить не станет, а за сернистую нефть платить будут меньше. Государство потеряет налоги. А так можно вбивать потребителям Urals на верхней границе загрязнения или даже и за ней. Пока еще они найдут способ вообще отказаться от русской нефти или радикально сбить цену из-за падающего качества. Нахождение альтернативы — это медленный процесс. За это время Текслер уже слиняет. Ничего, что подрывается марка бренда, подрывается доверие, подрываются отношения с покупателями. Пока хоть как-то можно жулить, надо жулить.

Что же это мне напомнило? Ах, да.
...наши — чистые варвары, — ... Первым делом ему нужно гнилой товар продать, — три года будет врать, божиться, плакать, подсовывать гнилье, покуда и свежее у него не сгниет.

Узнаете, чьи (предположительно) это слова?


Tags: наши проффи
Subscribe

Posts from This Journal “наши проффи” Tag

promo verola july 24, 2016 21:00 302
Buy for 200 tokens
На картинке Жанна Ким. Когда спорят прекрасные дамы, а вы собираетесь вмешаться, выясните сначала какие силы стоят за каждой дамой, потому что беспризорными они бывают редко. Чтобы не оказаться со своим хвостом и копытом сатира перед 20-метровым Зевсом в лютом гневе. Акт 1. Наказать по…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 56 comments
Это кажется английский купец (или немецкий?) говорил на ассамблее.
А вообще в книге много интересного в плане нынешнего.
И вот - ночь без сна... Удивить-то он удивил, а что ж из того? Какой была, - сонной, нищей, непроворотной, такой и лежит Россия. Какой там стыд! Стыд у богатых, у сильных... А тут непонятно, какими силами растолкать людей, продрать им глаза... Люди вы, или за тысячу лет, истеча слезами, кровью, отчаявшись в правде и счастье, - подгнили, как дерево, склонившееся на мхи?
Черт привел родиться царем в такой стране!
....
Будто ногтями схватывало сердце, - так терзали раскаяние, и
злоба на своих, русских, и зависть к самодовольным купцам, - распустят вольные паруса, поплывут домой в дивные страны... А ты - в московское убожество... Указ, что ли, какой-нибудь дать страшный? Перевешать, перепороть...
Но кого, кого? Враг невидим, неохватим, враг - повсюду, враг - в нем самом...

Петр скребнул в затылке. Вопль стоял по всей земле, - уберут одного воеводу, другой хуже озорничает. Где взять людей?.. Вор на воре. Начал писать, брызгая гусиным пером: "Послать в Кунгур..."
- Никита, - обернулся, - тебя поставить воеводой, воровать будешь?
Никита Демидов, не отходя от двери, осторожно вздохнул:
- Как обыкновенно, Петр Алексеевич, - должность такая.
- Людей нет. А?
Никита пожал плечом, - дескать, конечно, с одной стороны, людей нет...
- На дыбе его ломаешь... Жалованье большое кладешь... Воруют... (Макал, писал, хотя было совсем темно.) Совести нет. Чести нет... Шутов из них понаделал... Отчего? (Обернулся.)


Может поэтому Петр был такой осатанелый?